РАССКАЗ ДНЯ

Лучшие рассказы

Цитата дня


Фотоархив

09.jpg

ЛУЧШИЙ СТИХ

Стих дня

АКТУАЛЬНОЕ

Лучшие рассказы

Лучшие рассказы

Лучшие рассказы

 

Тем, кто меня предавал, посвящаю…

 

Рассказ о мести и любви

 

Свет бил в глаза…

Она очнулась в тесной каморке болезненно-розового цвета.

Противный цвет. Она никогда не любила розовый.

 

Размышления прервала тупая, ноющая боль.

Она содрогнулась, прижала ладонь к ее очагу на животе. Пальцы наткнулись на что-то мокрое и липкое. 

Она подняла их к глазам и с удивлением посмотрела на алую вязкую жидкость.

Она со стоном повернулась на бок – сознание захлестнула волна новой боли.

Как только та на мгновение стихла, она смогла рассмотреть свою каморку. Странный цвет стен был обусловлен чем-то… чем-то некогда живым.

От этой дикой мысли спину прошиб холодный пот, желудок стянул дикий спазм, намереваясь показать миру свое содержимое.

На глаза неожиданно навернулись слезы.

Она вспомнила почему оказалась здесь. Она пришла отомстить  за некогда любимого человека.

Любимого, бросившего ее, променявшего ее – верную, ласковую, нежную, на ветреных, продажных девчонок из игорных домов.

Ирония судьбы. Она пришла отомстить  за повесу, шулера, негодяя, за долги приговоренного к казни этим чудовищем, этой тварью, что теперь охотилась и на нее.

Перед глазами предстала вытянутая морда с маленькими прищуренными глазенками, острыми, вечно прижатыми в непонятном испуге ушами, и клыкастой слюнявой пастью.

 

Она смотрела перед собой  - видение не желало исчезать.

Она с ужасом обнаружила, что над ней действительно нависала эта морда. Капелька слюны бесшумно упала в лужу натекшей крови и расползлась по ней маленьким белым пятнышком.

Чудовище одним мощным ударом распахнуло дверь ее каморки.

Влажной лапой эта тварь схватила ее за лодыжку, возвращая к пронизывающему ужасу действительности, и потащила.

Этот монстр особо не заботился об удобстве своей жертвы, поэтому она каждые несколько секунд ударялась обо что-то твердое головой, теряясь в водовороте своих ощущений.

 

Сознание резануло острым клинком, когда тварь бросила ее на пол и ушла...

Она лежала на ледяном металлическом полу, слыша лишь слабое биение собственной крови в висках и свое судорожное дыхание.

Когда она отвлеклась от жадного выхватывания клочков воздуха, вернулись ощущения. Было зябко и холодно – одежда намокла от вытекшей крови.

И с каждой последующей ее каплей вытекало и сознание, унося ее в зыбучее море беспамятства.

Ее мозг мог отключиться от происходящего, ее мозг собирался это сделать. Но она не могла…

Но она собрала всю свою волю в кулачок, и волны тихого, спокойного забвения вынесли ее на берег реальности.

Она должна была отомстить – уже не за свою безмолвную и бессмысленную любовь, уже за себя – уставшую, раненную, поруганную…

 

Мышцы были не в состоянии держать тело в тонусе и она безвольно расслабила кулачок.

На пол со стуком, казавшимся необычайно громким в возникшей тишине, упал маленький, с ладошку, пульт с одной единственной кнопкой.

Она как зачарованная смотрела на кнопку, горевшую ясным  зеленым огнем. Она-то шла на этого монстра не безоружная.

И хоть остальное оружие было твари на один зуб, у нее еще оставался один козырь в руках.

Миниатюрная бомба, прикрепленная к поясу, с детонатором. Этот самый детонатор сейчас и лежал перед ней на полу.

Она знала, что тварь вернется.

Вернется за ней, чтобы добить, чтобы растерзать, чтобы насытить свое чрево живой человеческой плотью.

Она взяла в руки детонатор, как последнюю надежду на победу. Сжала его в окровавленных кулачках, словно молилась и заплакала…

 

Неожиданно невдалеке послышались гулкие шаги.

Она подняла заплаканные  глаза на высокий силуэт твари.

Та приблизилась, схватила ее за горло и приподняла над полом, внимательно изучая лицо под слоем пыли, крови и слез.

Она сжала детонатор и выпустила его из рук. Кнопка засветилась ярким красным светом.

Монстр не спешил добивать ее, хоть она уже готова была к последней вспышке боли.

Она смотрела в тупые глаза чудовища, подчиняющегося примитивным первобытным инстинктам.

 

…Не чувствовалось боли из рваной раны на животе.

Оставалась лишь боль душевная, боль истерзанного сердца.

Страх перед смертью испарился темным облачком.

Оставался страх того, что бомба не взорвется, что что-то пойдет не так за оставшиеся три секунды. А еще оставалась жгучая ненависть.

 

Она думала прощаться с миром, но прощаться было не с чем.

Больше не оставалось того, что она любила, что было ей дорого.

 

Она закрыла глаза…

И в следующую секунду ее тело исчезло в ослепительном взрыве.

 

Конец августа 2003г.

Днепропетровск