РАССКАЗ ДНЯ

Лучшие рассказы

Цитата дня


Фотоархив

03.jpg

ЛУЧШИЙ СТИХ

Стих дня

АКТУАЛЬНОЕ

Лучшие рассказы

Лучшие рассказы

Лучшие рассказы

Содержание материала

 

*** 

Амели вздрогнула. Слезы проложили узкие дорожки на ее щеках…

- Амели, родная, что не так с тобой? – вкрадчиво спросил Алекс, наливая ей в чашку крепкого чаю.

- Опять сны, - она отвела взгляд.

- И опять тот же сценарий? – поинтересовался он.

- Тот же…

Алекс с грохотом поставил чайник на узенький стол.

- Амели, эти голоса… Я, кажется, начинаю понимать тех мужчин, о которых ты говорила… Голоса… Они не дают покоя… Точат изнутри… Заставляют подчиняться…

- Неудачная шутка! – она злобно поставила чашку на стол.

- Это ты жизни своей неудачной скажи – по-моему, она так шутит, не я…

Раздался громкий звон – она швырнула чашку об стенку, и та полетела, разбиваясь на тысячи мелких осколков, также как и ее сердце.

Горячий чай медленно растекался лужей по полу.

- Беги Амели,  - в нависшей тишине прошептал Алекс. – Беги! – он закричал. – Прочь от меня, чтобы мы больше не встречались! Прошу. Ради нас. Ради нашей любви – беги…

Она медленно встала.

Поднялась на второй этаж, к себе в комнату.

Выгребла деньги из ящика, сунула за пазуху небольшой револьвер.

- Ты как-то медленно бежишь… - заметил Алекс, вошедши в ее комнату, как раз тогда, когда она спрятала оружие.

Амели пожала плечами.

Не желая собирать вещей, гонимая только одним желанием – поскорее убраться с этого, уже ненавистного ей, дома, она спустилась вниз под пристальным вниманием любовника.

Медленно вышла за порог.

Размеренным четким шагом дошла до конца его владений…

 А за воротами его участка сорвалась с места, словно перепуганная птица и кинулась прочь.

От него. От себя. От своей проклятой жизни…

По тропинке, через широкое, налитое солнцем поле, на дорогу… 

Вскоре огромная серая машина живо уносила ее, разбитую, смятенную и сокрушенную, далеко-далеко от прошлого…

 

***

Амели молча изучала белый, в потеках, потолок.

Жаркие пласты воздуха лениво разрезал вентилятор, перемешивая сумбур ее мыслей.

Сны так и не прекратились.

Только теперь вместо картин давно минувших событий и лет к ней являлось огромное зеркало с серебряной инкрустированной сапфирами резьбой.

Отражение говорило с ней…

Раскрывало тайны того, что было и предсказывало то, что будет.

Оно и сказало ей, что жизни ее, на которые она обречена – лишь жалкая цепь, которую ироничная Судьба решила замкнуть навеки.

И именно отражение предлагало ей, такой маленькой и беззащитной разомкнуть эту цепь…

Амели решительно встала.

Открыла ящичек возле кровати – проверила маленький черный револьвер.

Потом положила обратно.

Взяла бумагу, ручку и стала кропотливо писать при неровном свете настольной лампы и полуцелой луны.

«Алексей!

Пишу потому, что больше не могу…

Не могу терпеть боли и одиночества, что поселились в моем маленьком сердечке…

Я хочу принять свою судьбу. Принять такой, какой она должна быть…

Пусть это и будет самым большим моим горем и самой фатальной ошибкой.

Приходи в то милое кафе, где мы с тобой когда-то коротали недолгие летние вечера.

С любовью и прощением, навеки твоя Амели.»

Она склонилась над нелепым письмом, перечитывая, и приходя к выходу, что все-таки ни слова не поменяет.

Она потушила свет и заснула. Заснула беспокойно, предвидя события дня грядущего.

 

***

Амели медленно доедала круасан, как раз тогда, когда свет на мгновение затмился – к ней подсел Алекс.

Они не виделись больше трех месяцев.

Беседа накопилась длительная и увлекательная, но на нее не было настроя.

- Как ты? – равнодушно задала она простой вопрос вместо приветствия.

- С каждым днем все хуже… - проговорил он.

И вправду выглядел он намного хуже: угас счастливый блеск в его глазах, зарос колючей щетиной некогда гладкий подбородок, стерлась нахальная усмешка с некогда сладких и мягких губ. -  Не могу жить без тебя. И не могу жить с тобой.

- Дьявольская дилемма... Пройдем, пройдемся – мне хочется в последний раз насладиться жизнью вместе с тобой.

Они встали.

И пошли вверх по неширокой тропке, ведущей в пышный осенний парк.

Алекс обнимал ее за тонкую талию, Амели уверенно положила руку на его плечо – они шли, словно беззаботная парочка, только что вкусившая всю сладость первой любви.

Шли молча.

Никто не хотел говорить – все было ясно и без слов.

И хоть какой-то внутренний долг и обязывал их застрелить друг друга на месте, сердца все еще разжигал огонь.

Ветер, что временами поднимался в парке, словно раздувал те угли, что недавно были на месте яростного чувства.

Страсть постепенно сдавала позиции спокойствию, но это все же не мешало им любить и чувствовать ответную любовь.

Любить во всем понимании этого слова: от простого телесного слияния до возвышенного соприкасания душ…

В лучах догорающей любви провели они остаток дня.

Никто им не мешал – жизнь словно остановила неукротимый ход и лишь для того, чтобы они еще чуть-чуть пожили друг для друга.

…Они расположились у реки.

В спокойных тихих водах отражался закат – кровь на губах неба.

Солнце бесцеремонно разбрызгивало яркие краски по всему небосклону, не оставляя без внимания даже облака – те с одного края были розово-нежными, а с другого – насыщенного глубокого синего цвета вечной печали.

В догорающих лучах играли, переливаясь, опадающие листья.

Яркий красный отблескивал сильнее на заходящем солнце, отмечая печальную красоту умирающего мира в сердцах двух людей, обреченных на жизнь и любовь…

Амели поднялась, лихорадочно застегивая пуговицы на платье.

- Радужные воспоминания закончились? – усмехаясь в пробивающиеся усики спросил Алекс.

Амели коротко кивнула.

Он поднялся. Теперь пора было расставлять последние точечки над неприметной буквой і.

Алекс медленно подошел к воде,  разглядывая ее спокойную гладь:

- Сегодня тихо. И красиво. Не самый подходящий момент для того, чтобы лишать кого-то жизни…

- И все-таки я готова принять свою судьбу, - спокойно заметила Амели, осторожно вынимая револьвер из сумочки. Черный отполированный металл блестел на солнечном свету. Ее руки не дрожали. Уже не дрожали,– даже если она больше не будет связана с твоей…

Алекс обернулся.

- Прости, - шепнула она. На миг звуки поглотил шум внезапного выстрела.

Алекс замер с пулей в груди.

В уголках его глаза заблестели слезы, губы растянулись в благодатной улыбке:

- Я люблю тебя, - и он с шумом упал в тихую спокойную воду.

Амели прикусила губу и легким движением руки вышвырнула револьвер вслед за телом влюбленного.

…Она устало прислонилась к широкому дереву, садясь на пожухлую траву и облетевшую листву.

Блаженно закрыла глаза, подставляя их теплому свету.

Внутри нее поселилась осень.

Она разорвала цепь.

Она сняла с себя и с будущих своих перевоплощений тяжкую ношу любви в лице предательства.

«Интересно, - думала она, - что же все-таки лучше: подчиняться расписанию, которое тебе уготовила жизнь, или, противостоя ему, проволочить существование в дальнейшем гордом одиночестве?..»

01.05.2004.

Днепропетровск