Содержание материала

 

Элпис наткнулась на дверь… Не осознавая своих действий, Элпис отодвинула ее в сторону и вошла в незнакомую каюту…

Ноги подкосились – по телу разлилась томный, блаженный нектар – и она рухнула на пол. Упала Элпис лишь на колени – неожиданно к ней вернулось четкое сознание и ясный ум.

Перед ней, на белых простынях спал ее новый знакомый. Спал беспокойно: его веки часто вздрагивали, кулаки невольно сжимались-разжимались, губы образовывали тонкую линию. Манящие губы…

Он спал на спине, широко раскинув полусогнутые в локтях руки.

Легкая простыня, которой он был укрыт, невинно большей своей частью сползла на пол, обнажая его не особо мускулистое тело: Элпис отметила лишь плотные кубики пресса и напряженные мышцы рук…

Она присела на краюшек его кровати, провела подушечками пальцев по сильному горячему телу и склонилась над его лицом. Непослушные длинные пряди светлых волос посыпались ей на глаза – их кончики чуть щекотали его кожу.

Элпис склонилась сильнее, склонилась над его влекущими губами. Прильнула к ним своими, словно случайно. На удивление, парень подхватил неожиданный поцелуй, затянувшийся на несколько вечных секунд.

Поцелуй оборвался неожиданно – парень широко распахнул глаза, в которых читался укор и испуг. Элпис отпрянула к стене, пряча лицо в густых волосах.

Парень пальцами провел по своим губам:

- Что… Что произошло?..

Элпис неожиданно для самой себя залилась румянцем и чуть слышно выдохнула:

- Прости… - из-под густой копны волос показался порозовевший кончик ее носа и любопытные глаза.

- Я ничего не имею против, - заметил парень, но осознав сказанное, тут же поспешил исправиться. – То есть как раз наоборот… Зачем?..

Он вскочил с постели – Элпис зарделась лишь сильней, неожиданно осознав, что на нем, кроме простыни до этого, ничего не было. Парень подошел к ней достаточно близко – ей не пришлось прятать глаза – он искал их.

Он действительно хотел заглянуть в ее глубокие глаза. Чтобы он там не выискивал, но, по всей видимости, ничего желаемого не нашел. Не то огорчился, не то обрадовался.

Схватил прядь ее волос, внимательно изучая. Опять-таки не обнаруживая, того, что искал, он сжал ее плечи в своих руках, пристально вглядываясь в глаза. Элпис хотела несколько раз отвести взгляд, но пронзительная лазурь не давала ей этого сделать...

После нескольких долгих минут, он разжал железную хватку своих кистей, удивленно выдыхая:

- Не может быть... Этого не может быть...

Он устало сел на кровать.

Элпис смело убрала густые пряди с глаз и рискнула спросить, понимая, что ответа не получит:

- Не может быть чего?..

- Не может быть того, чтобы проклятье на тебя не распространялось… Неужели есть что-то сильнее его?

- По всей видимости, есть, - заметила она.

- Хотя… - он вздохнул. Поднял неожиданно глаза, которые засветились светом надежды сквозь пелену. – Все может быть. Как ты говорила твое имя?.. Элпис… - он произнес ее имя, казалось пустое имя, наполняя его тайным смыслом. – Элпис –  Надежда… Моя Надежда… Прости… Прости меня, Господи.

Он прикрыл глаза и неожиданно распахнул ослепительные лилейные крылья, с потемневшими на кончиках перьями.

От них, со спины потянулись еле заметные светящиеся нити, окутывающие его и образующие вокруг него свободный наряд.

Он шагнул вперед. Схватил Элпис за руку и притянул к себе, обнимая. Взмахнул крыльями, расправил их и, спустя несколько секунд, они, выбив надстроенные сверху палубы, устремились вверх, в небо… 

Они, казалось, стремительно прорывали тонкую пелену облаков – Элпис чувствовала нежное и практически не заметное касание густого воздуха, но ничего не видела – от испуга она сомкнула глаза и не разжимала их всю дорогу наверх.

Которая, между прочим, затянулась где-то на полчаса. Хотя Элпис не могла сказать с уверенностью.

Она ничего не могла сказать с уверенностью – ни время, ни пространство не хотели больше дружить с ее рассудком. Или наоборот?

Она не думала ни о чем. Просто прислушивалась к ощущениям. Воздух, воздух, воздух…

Кругом было много воздуха, словно ее в нем купали.

Еще она чувствовала горячее тело ее спутника. Необычайно горячее – одежда на нем чуть приглушала его жар, но лишь незначительно.

А потом она почувствовала под своими босыми ногами мягкую, шелковистую траву, смоченную утренней росой.

Она поняла, что больше не движется и аккуратно раскрыла глаза. Перед ней представала широкая сочная равнина, которую пересекала прозрачно-чистая речушка и изумрудный лес на далеком горизонте.

Было необычайно тихо, только приглушенный шум отдаленной грозы нарушал эту необычайную тишину. Гроза, казалось, была далеко, но воздух пах озоном. А еще она улавливала слабый запах каких-то диковинных нежных цветов…

Парень, что принес ее в это удивительное место, по всей видимости, тоже только что открыл глаза, потому как он удивленно осматривался вокруг, и никак не мог поверить получаемой глазами информации.

- Получилось… - чуть слышно прошептал  он, и устало упал на колени. – Получилось! – он воздел руки к небу – широко распахнулись в разные стороны его крылья, потускневшие и помрачневшие, - и засмеялся.

Потом смех неожиданно превратился в слезы. Они текли по его лицу, по его светлому лицу, оставляя на коже чуть заметные светлые дорожки, и крупными каплями осыпались на траву, смешиваясь с росой и орошая мягкую землю…

Элпис прокашлялась и тактично спросила:

- Может, я все-таки получу достойное объяснение?

Он развернулся к ней:

- Здесь нечего объяснять… Я – Ангел…

Элпис удивленно подняла брови:

- А это, что ли Рай?

- Угадала, - горько усмехнулся Ангел.

- Не верю…

- Веришь…

- А где же тогда другие Ангелы, Бог, души, в конце концов?.. – спросила Элпис и для верности оглянулась вокруг.

- Мне тоже интересно… Но, мир сходит с ума, и скоро от этого места мало чего светлого останется… Из-за меня…

- То есть мы умерли?

- А что есть смерть? Смена телесной оболочки, переход из одного мира в другой. Представь, что ты – вода. Сначала ты была льдом. Потом температура окружающей среды повысилась – и ты стала жидкостью. А потом температура повысилась еще – ты стала паром… Так и с телесной оболочкой – ты ее теряешь и переходишь в другое агрегатное состояние, то есть в мир иной. Но миров бесконечное количество – Раем жизнь не заканчивается… 

- И мы постоянно переходим в другой мир?.. Более возвышенный мир?.. – поинтересовалась Элпис.

- Не совсем. Все зависит от прожитой жизни – если ее провели достойно, то после Земли последует Рай… Если же она прошла не примечательно, ты или начнешь жить на Земле с начала или вообще жить перестанешь – те, кто стоят на месте никому не нужны ни в этом мире, ни в тысячах других…

- Ничего не понимаю… - закачала головой Элпис.

- И не надо, - ее Ангел встал, провел рукой по ее волосам, убирая длинные пряди с глаз. – Я должен исправить собственные ошибки. Если я не смогу…

- Случится что-то страшное?

- Черная Дыра поглотит в себя мир не только мой, но и твой… И многие другие…

- Кто такая…

Ангел взмахнул сильными крыльями пару раз и завис над Элпис:

- Не имеет значение… Ты подарила мне Надежду… Благодарю… Прощай и прости… вряд ли ты сможешь вернуться в свой мир…